Митрополит Агафангел и Православная церковь на Украине (к 75-летнему юбилею).

Заметки журналиста к 75-летию выдающегося иерарха (родился 2 сентября 1938 г.)

Василий Анисимов. 30 августа 2013 года.

Митрополит Одесский и Измаильский Агафангел - знаковая фигура в религиозной жизни страны последних десятилетий. И вполне легендарная. Уже первые шаги молодого архипастыря обрастали в церковной среде молвой доброй и уважительной. Рассказывают, что когда в 1975 году его избрали епископом и назначили на Винницкую кафедру (епархия тогда включала две области - Винницкую и Хмельницкую), он, как полагается, пошел представляться местному начальству - председателю облисполкома. Причем в епископском облачении, что было нарушением устоявшихся норм и правил: священнослужители советских времен должны были одеваться по-гражданке, посещая госучреждения атеистического государства. Прошествовал в сопровождении иподьякона по площади, коридорам к высокому начальственному кабинету на глазах изумленного управленческого актива. По окончании краткой беседы председатель облисполкома не преминул сделать архиерею замечание по этому поводу. "Вы же принимаете милиционеров или военнослужащих в их профессиональной одежде", - невозмутимо ответил владыка и откланялся: заходите, звоните, пишите.

Конечно, если бы руководителем области был какой-нибудь идеологический работник сусловско-кравчуковского склада, поведение молодого архиерея сочли бы вызывающе недопустимым, и судьба бы его была плачевной. Но в то время возглавлял область выдающийся хозяйственник-хлебороб Василий Кавун, успешный производственник, который к 35 годам уже был членом ЦК КПСС и Героем Соцтруда, а к 60-ти имел шесть орденов Ленина - высших наград СССР. (Ему и в независимой Украине открыт памятник - в Житомире). Он ценил энергичность, принципиальность, хозяйственную хватку - качества, которыми в полной мере обладал новоназначенный епископ. Со "спецодеждой" смирились и епископу Агафангелу, если не помогали, то, по крайней мере, позволили поднимать вконец запущенное, замшелое епархиальное хозяйство. Известно, что он привел в божеский вид тогдашний кафедральный собор на окраине Винницы, заменил полы, провел паровое отопление, создал замечательный хор, послушать который люди тянулись со всего города. Таким же образом архиерей вдохнул новую жизнь во многие вымирающие приходы двух областей.

Тема взаимоотношений атеистической власти и Церкви советского периода всегда была дискуссионной. В последнее время справедливо пишут о подвиге православных священнослужителей, которые во времена гонений, тотального надзора и всевозможных притеснений не позволили загасить свечу веры во многих регионах, городах и селениях. Некоторые даже умудрялись гонителей перестраивать в церковных возродителей. Митрополит Агафангел, например, сумел убедить саму Валентину Семеновну Шевченко, члена Политбюро ЦК КПУ, председателя Верховного Совета УССР, сподвижницу Владимира Щербицкого, заняться возрождением Браиловского монастыря на Виннитчине, и первые здания обители были возвращены Церкви при ее непосредственном участии.

Впрочем, перестройка и демократизация показали реальный авторитет Православной Церкви среди населения. В 1990 году на первых свободных выборах в парламент Украины митрополит Агафангел с хорошим отрывом победил в своем округе и второго секретаря обкома КПУ, и лидера националистов Муляву, и с десяток иных общественных деятелей и хозяйственников. Он стал первым и единственным православным епископом - депутатом высшего законодательного органа страны, которому суждено было принять судьбоносные для страны решения. В 1991 году митрополит Агафангел проголосовал за Декларацию о государственном суверенитете Украины, став одним из отцов-основателей независимого украинского государства. Чего, кстати, не сделал Игорь Юхновский, лидер национал-демократов в парламенте: видимо, смалодушничал - мало ли что.

В фойе Верховной Рады размещено объемное живописное полотно, посвященное этому историческому событию: радостные депутаты и на переднем плане митрополит Агафангел, благословляющий их. Я спрашивал о странности композиции: митрополит стоит лицом к парламентариям и спиной к зрителям. Мне растолковали, что историческая правда соблюдена, это - реальный архиерей-депутат, но также и символ: в лице митрополита Агафангела тысячелетняя Православная Церковь освятила рождение независимой украинской державы! Это тоже стало уже легендой.

Есть и другая история, она касается освящения в Виннице сине-желтого прапора, который стал государственным уже в независимой Украине. Винницкая перестроечная национально-освободительная общественность вознамерилась освятить флаг. В то время в городе ни расколов, ни унии "не чуть було", но были римо-католики, которые горячо желали и духовно "поокормлять" демократическое движение, и флаг освятить. Однако это вызвало недовольство в рядах тогдашних национал-демократов - при чем здесь католики? Их руководство обратилось к митрополиту Агафангелу, который благословил православному священнику освятить символ будущей державы. Это произошло в кафедральном соборе. Винница стала первым или вторым городом за пределами Галиции (там националисты уже были при власти), где прошла эта акция, и руховцы, которые в последующие десятилетия были с митрополитом "на ножах", признавали этот факт. Было это до ГКЧП, но мужества винницкому архиерею было не занимать.

Вполне героическая биография, но митрополит Агафангел, как и многие другие деятели тех лет, скептически относится к своему политическому прошлому. И это не удивительно: не о такой независимой Украине - вороватой, русофобской, вымирающей, на четырех костях ползущей на Запад в поисках богатых хозяев - мечтали ее отцы-основатели.

***

С годами начинаешь ценить не горячие порывы, замыслы и прожекты (уж сколько их упало в эту бездну!), а свершенное и сотворенное. Это понимал Гоголь, на могиле которого было начертано: "Творениями возвышаются языки". Человек тоже возвышается своими творениями. Но творцов-созидателей все меньше и меньше. За те же последние два-три десятилетия сколько ярких, талантливых звезд из общественной, политической, интеллектуальной сфер угасли, не оставив после себя ничего, кроме воспоминаний, тоже угасающих. Есть, конечно, властная, управленческая и бизнесовая элиты, что у нас, как известно, одно и то же. Они успешные, состоятельные, но эта состоятельность связана прежде всего с собственными семьями и имеет мало отношения к стране, народу и человеку. Чтобы убедиться, насколько наши властные и бизнесовые элиты продуктивны и созидательны, достаточно проехать по нашим же несчастным весям и городам с их заросшими нивами, разрушенными предприятиями, фермами, закрытыми домами культуры, кинотеатрами, школами и больницами. Четверть века назад мы думали, что такое можно увидеть лишь в чернобыльской зоне. Оказалось, Чернобыль можно распространить на всю страну, без всякой радиации.

Но слава Богу, что в эпоху опустошений и разрушений есть строители и созидатели. Среди них, безусловно, а, быть может, прежде всего, - митрополит Агафангел. За последние четверть века он открыл в Винницкой области 139 приходов, в Хмельницкой - 250, в Одесской - 361. Кроме того, им учреждены полтора десятка новых монастырей и возрождены старые. Чего стоит хотя бы одесский Успенский патриарший монастырь - жемчужина в жемчужине, обитель удивительной красоты и величия. Главный труд последнего десятилетия - восстановление с нуля кафедрального Спасо-Преображенского собора Одессы. Этот самый крупный в Украине и третий по величине во всей Русской Православной Церкви храм возрожден в его первозданной красоте, причем не за бюджетное финансирование, а за счет пожертвований и благотворителей, привлеченных митрополитом Агафангелом. Сотни храмов и монастырей были построены или возрождены ежедневными трудами и попечительством замечательного архиерея. Почему у одних все рушится и растаскивается, а у других созидается и спорится? Может, потому, что у этих, других, все ими созданное принадлежит и остается стране, народу, человеку?

Уже построенного митрополитом Агафангелом хватило бы на десяток иных успешных жизней, но он до сих пор не расстается со своими бесконечными стройками. Раз в год бываю в Одессе и всегда, когда навещаю владыку, непременно попадаю на дела строительные. В прошлом году застал митрополита на совещании с архитектором по установке купола на какой-то сельский храм, в нынешнем - на разгрузке канализационных труб и обсуждении, как их укладывать и сваривать. "Видели нашу красавицу-колокольню? А здесь мы возведем монастырский гостиничный корпус. Такой же красивый", - митрополит гордится тем, что он воздвиг ранее и строит в данный момент. Сегодня в епархии возводится 59 новых храмов.

Существует точка зрения, что православные храмы должны быть небольшими, уютными, чтобы прихожане знали и видели друг друга и ощущали себя общиной, братством. Что время больших соборов, которые были центрами городов и селений, должно уйти в прошлое. Но есть и иная, древняя убежденность, которая заключается в том, что в Церкви все должно быть возвышенно-прекрасным: и храм, и убранство, и служба, и хор, и проповедь. Чтобы после богослужения прихожане, как наши летописные пращуры в Софии Константинопольской, от переполнявшего их восторга не могли понять, где они находятся - на земле ли, на небе? Митрополит Агафангел, безусловно, сторонник этой старорежимной традиции.

За годы архипастырства им открыто 750 приходов, это - 800 храмов (включая часовни), Домов Божиих, а еще монастыри, скиты. На выжженных атеизмом Подолии и Одесчине вновь "Премудрость созда Себе Дом", и делалось это руками и сердцем митрополита-возродителя.

***

Все люди, как известно, родом из детства, которое многое определяет в последующей жизни человека. Митрополит Агафангел родом из военного сиротства, безотцовщины. Отец митрополита, Михаил Петрович Саввин, пал смертью храбрых в 1941-м, погиб и старший брат, подорвавшись на мине. Вдова солдата Марфа Федоровна одна оберегала и поднимала четырех детей. Нищета, голод, холод, эвакуация в Сибирь и возвращение на родное крестьянское пепелище в Курской области. Люди, пережившие самую страшную трагедию человечества - фашистское нашествие, дети погибших героев, спасших родину и мир, еще недавно составляли огромную часть населения страны. Они познали тяжкий труд, лишения и создавали некую нравственную общественную атмосферу простоты, открытости, братской взаимопомощи и участия. Вместе с тем это были очень самоотверженные, дисциплинированные труженики, причем безмездные. Труд считался чем-то естественным и самоценным, даже когда за него ничего не платят. Позором была не бедность, а леность.

Когда при Горбачеве разрешили ремонтировать, восстанавливать и даже строить храмы, никто не выделял под это финансирования, не было строительных структур. Все делалось хозспособом, "народной стройкой", своими силами. Винницкие священники до сих пор с уважением рассказывают об "агафангеловой разнарядке", когда священнослужители, их матушки и родственники со всей епархии по графику, "вахтовым методом", разнорабочими ездили восстанавливать тот или иной церковный объект. А прорабом был сам митрополит. Так поднималась из руин страна после фашистского разорения, так же возрождалась и православие после гонений. Кстати, в Киеве первый за время советской власти храм - Входа Господня в Иерусалим (чернобыльскую церковь в Дарнице) - строили также методом "народной стройки".

Митрополит Агафангел из категории "детей войны", но не стоит забывать, что это также и дети Победы, люди жизнеутверждающего начала, гордости за свою страну, за подвиг погибших отцов, победивших чуму человечества. Поэтому неудивительно, что он является одним из самых ярких и последовательных антифашистов в Украине, свято чтущий память, наследие Великой Победы и отвергающий любые попытки реабилитации нацистов и их пособников - бандеровцев и униатов. Если в городе-герое его позиция пользуется поддержкой, то, скажем, для националистов Галиции, где не только устанавливают памятники бандеровцам, но и улицы называют в честь эсэсовцев, митрополит Агафангел был и остается одной из главных мишеней для нападок и инсинуаций. Это касается и деятелей вымершего ныне РУХа, и молодой коричневой поросли, пролезшей в Раду.

Как известно, Украина в рамках всемерно-истерического обоснования независимости (чего от нее, кстати, никто не требовал и не требует) уже два десятилетия проводит государственную политику дегероизации своего советского и общероссийского прошлого. Дескать, наш многострадальный народ никогда не создавал ни великую Российскую империю, ни советскую сверхдержаву, не был их едва ли не самой "продвинутой" частью, а веками влачился сохою по черноземам, претерпевая многовековые оккупацию, эксплуатацию, имперские войны, русификацию, голодоморы, геноциды и чернобыли. Вранье на вранье, но на фоне этих неустанно пропагандируемых ужасов нынешние тотальное разграбление, деградация и вымирание народа представляются лишь временными "трудностями становления" независимого государства. Этим обосновывают и новый "цивилизационный" евровыбор.

Развенчание подвига советского солдата, фальсификация событий Великой Отечественной войны - обычная практика наших национально-государственных идеологов. Непонятно, для чего это стране-победительнице? Вон братьев-поляков послушаешь - ушам своим не веришь: без их беспримерного мужества и героизма разгром фашизма был просто невозможен! Хотя и Польшу освобождали, и Берлин брали не польские фронты, а украинские. У нас уже не Отечественная война, а мировая, где два тирана - Сталин и Гитлер - устроили передел мира. Украинцы воевали по обе стороны: в Красной Армии поневоле, в немецкую же шли по зову патриотического сердца - карателями, полицаями и эсэсовцами. Тысячи сожженных сел, сотни тысяч вывезенных в Германию, зачистки антифашистского сопротивления - подпольщиков и партизан, массовые убийства евреев, обслуживание концлагерей, теракты против воинов-освободителей - так эти патриоты "строили" независимое украинское государство. Нас даже убеждают, что и фашистами-то они никогда не были.

В 2006 году Стивен Спилберг (режиссер с одесскими корнями) и Виктор Пинчук презентовали в Киеве фильм Сергея Буковского о катастрофе евреев в Украине во время фашисткой оккупации. Это простые, бесхитростные свидетельства выживших жертв холокоста, данных на телекамеру, без обобщений и комментариев. Вот один эпизод: полицаи везут в кузове полуторки по Киеву евреев. Среди них женщина с грудным ребенком. Малыш напуган и громко плачет, что очень раздражает водителя-полицая. Он останавливает машину на перекрестке Красноармейской и Саксаганского, лезет в кузов, вырывает ребенка у женщины, держа его за ноги, с размаху бьет о телеграфный стол. Мозги вылетают, плач обрывается. Полицай забрасывает бездыханное тельце обезумевшей матери в кузов, садится за руль и продолжает путь. Что, какие-то немцы заставили урода учинить это зверство? Их и близко не было. И таких свидетельств тысячи: зверствовали без всякого принуждения. Человеконенавистничество не закреплено за каким-то одним народом, это идеология, способная разъесть любой этнос.

В Великой Отечественной войне был разгромлен не только немецкий фашизм, но и украинский, румынский, итальянский - какой угодно.

Почему православному митрополиту Агафангелу хватает мужества четверть века противостоять возрождающимся в Украине коричневым, а, скажем, лидерам нашей оппозиции, которые и кровно, и родственно связаны с евреями, этого мужества не хватает? Неужели политическая конъюнктура важнее даже исторической памяти?

Митрополит Агафангел в своем антифашизме непреклонен и последователен, и это достойная позиция христианского лидера.

***

Биографы утверждают, что в избрании митрополитом Агафангелом пути церковного служения главную роль сыграла его мать Марфа Федоровна. Она даже построила сельский православный храм, где ее сын приобщался к вере и Церкви Христовой. Надо отметить, что во времена хрущевских гонений, когда борьба с Церковью являлась государственной политикой, а лидер страны обещал показать народу "последнего попа", сам выбор стези духовной был сродни подвигу. Он обрекал человека на изгойство, унижения, мытарства и лишения, которых вдова, ее дети и без того хлебнули немало. Очевидно, вера сына и матери была столь сильна, что их не смутили испытания. В 1958 году будущий митрополит поступил в Киевскую духовную семинарию, которую через два года власти упразднили, а студентов перевели в семинарию Одесскую. Через год в Одессе у семинарии отобрали ее историческое здание, и она спешно переселилась в тесноту Успенского монастыря на окраину города. Власть в полной мере демонстрировала церковникам, что их перспективы в Стране Советов более чем безрадостные.

Тем не менее в 1962 году Алексей Саввин заканчивает обучение в Одессе и поступает в Московскую духовную академию, где четыре года изучает богословие, работает над кандидатской по ветхозаветной проблематике, которую успешно защищает. За год до окончания Академии он принял в Троице-Сергиевой Лавре монашеский постриг с именем Агафангел, навсегда связав свою жизнь с церковным служением.

Будущий архипастырь был блестящим учеником, стал крупным богословом, перспективным организатором образовательного процесса и в 1967 году, в 28 лет, был назначен ректором Одесской духовной семинарии, единственного церковного учебного заведения в Украине, из стен которого вышло большинство архиереев и священников советского периода. Тогда же начинается и международная деятельность: участие в богословских собеседованиях, выступления на религиозных, общественных, миротворческих форумах в Европе и США, где он даже стал "почетным гражданином" двух городов.

Митрополит Агафангел - замечательный проповедник, хранитель затухающей ныне традиции христианского красноречия. Когда два десятилетия назад я впервые услышал его выступление на большой аудитории, то был немало удивлен: оратор без бумажки целый час и очень вдохновенно выступал по какой-то сложной (как для меня) богословской проблематике.

"Не удивляйтесь, - растолковывал мне знакомый архиерей, - это византийская традиция, где ценилось умение проповедника часами держать аудиторию словом. Знание получали на слух, а не глазами, как сегодня. "Слово о законе и благодати" произносилось, а не зачитывалось. К тому же митрополит Агафангел не только проповедник, но и наставник проповедников, которых много в зале. Он должен демонстрировать "широкое дыхание": уверенное и свободное владение темой, голосом, красотами ораторского слова.

Удел наставников, преподавателей, а тем более руководителей учебных заведений - самим всегда являть образцы того, чему обучаешь. Думается, митрополит Агафангел вполне справляется с этим правилом. До архиерейства он восемь лет был ректором Одесской духовной семинарии, через 20 лет, возвратившись в Одессу, снова на пять лет ее возглавил, а затем передал руководство ученикам. За время ахипастырства он рукоположил сотни священников для храмов Украины, некоторые его воспитанники избрали архиерейскую стезю, среди них есть уже и митрополиты, возглавляющие крупнейшие епархии УПЦ. Но архипастырь не оставляет трудов учительства. Недавно в свет вышел трехтомник его богословских трудов и проповедей. Он "honoris causa" Киевской духовной академии и вузов Одессы.

Однако свой ректорский путь в 1967 году владыка начал опять же со стройки - с укрепления материальной базы ОДС, последнего бастиона богословской мысли в Украине и единственной кузницы православных кадров. Перестроил существующие помещения, открыл церковно-археологический музей, через два года был построен новый двухэтажный корпус, в котором разместились классные аудитории, библиотека и читальный зал. А когда в 1977 году построили общежитие, появилась возможность вдвое увеличить количество семинаристов. Несколько лет назад настояниями митрополита Агафангела историческое здание семинарии в центре города возвращено епархии. Более того, митрополит стал открывать православные храмы не только в больницах, местах лишения свободы, воинских частях, в правоохранительных и прочих учреждениях, но и в вузах. Освященный в 2006 году Татианинский храм при Одесской юридической академии - первый и, безусловно, самый красивый студенческий храм в Украине.

 

***

Известно, что Одесса не первый город в Украине, но и не второй. В Российской империи он был четвертым по населению - после Питера, Москвы и Варшавы и стремился соперничать с Северной Пальмирой - Петербургом, называя себя Пальмирой Южной. Город с огромными историческими, культурными, научными традициями, экономическим потенциалом, хотя ему всего двести лет. Удивительный во многих отношениях: один его градоначальник - герцог де Ришелье - стал премьер-министром Франции, о знаменитой лестнице писали десятки литераторов (среди них - Марк Твен и Жюль Верн), одесситы высчитали, что чуть ли не четыре десятка нобелевских лауреатов имеют одесские корни, а количество связанных с Одессой знаменитостей вообще не поддается никакому учету. Богатейший город-порт, бюджет которого превышал бюджеты иных европейских государств. Пишут, что он даже ссужал Петербургу средства на строительство казенных зданий. Городу с такой историей тесно в провинциальных рамках и советского, и нынешнего времени.

Вместе с тем город был основан указом императрицы Екатерины Великой российскими военными, героями войн и сражений - фельдмаршалом Потемкиным, адмиралом де Рибасом, генералами Зубовым, де Воланом. Герцог де Ришелье тоже был генералом царской армии. Это город традиционной ратной славы, что в полной мере проявилось в годы Великой Отечественной войны. В то время, когда многие города сдавались врагу без боя, одесситы с поразительным бесстрашием и самопожертвованием, в осаде, 73 дня защищали свой город, не сдались и после захвата. Десятки тысяч одесситов были казнены оккупантами. 1 мая 1945 года Одесса была названа среди первых четырех город-героев, жители которых проявили массовый героизм в борьбе с захватчиками.

В советское время Одесса пережила много трагедий: гражданскую войну, исход интеллигенции, красный террор, воинствующее безбожие, обернувшееся массовым разрушением православных храмов и исторических памятников. Но и в это время она дала целую плеяду блестящих литераторов, музыкантов, певцов, которые составляют гордость отечественной культуры. Они также попадали под репрессии, притеснения, но парадокс заключается в том, что они были такими же атеистами, как и преследовавшая их власть: не видели никакой ценности в дореволюционной истории и культуре, а тем более - в Православной Церкви.

К концу 1980-х сами одесситы уже не помнили, что у истоков их города был не только "веселый Дюк", но и православный митрополит Гавриил (Бэнулеску-Бодони), который освятил его основание (ему приписывают закладку первых четырех храмов, включая Спасо-Преображенский собор, и первого монастыря), а сама Одесса была крупнейшим православным христианским центром.

Возвращение великого города, атеистического, космополитичного, к своим христианским и историческим истокам - нелегкий труд, который взвалил на свои плечи митрополит Агафангел. И сопротивление этому оказывалось даже со стороны центральной власти. Сколько воплей было в Киеве по поводу восстановления в Одессе памятника основателям города, который освятил Агафангел? Ющенко неиствовал, Гурвиц его успокаивал. А почему, собственно, одесситы, как и жители других регионов, должны жить не своей замечательной историей, а разрешенной хоружевским бухгалтером и составленной каким-нибудь тернопольским недотепой? Галичане даже десант боевиков собирали, чтобы проучить одесситов. Но получили отпор.

Митрополит начал с возрождения исторических храмов города. Спасо-Преображенский собор - вершина этих усилий, теперь каждый одессит, как и многомиллионная армия гостей жемчужины у моря, знают, "откуда есть пошла" Одесса и каким возвышенно-прекрасным был замысел о ней отцов-основателей. Не менее важным стало составление истории христианского подвижничества и мученичества в Одессе. Трудами митрополита были собраны материалы, документы, свидетельства, и решениями Священного Синода УПЦ были причислены к лику святых преподобный Кукша Одесский, преподобный Гавриил Афонский, праведный Иона Одесский, архиепископ Иннокентий Херсонский (Борисов), священномученик Анатолий Одесский (Грисюк), праведный Феодосий Балтский. В 2006 году состоялось первое празднование в честь собора Одесских святых.

По благословению митрополита Агафангела настоятельница Архангело-Михайловского монастыря игумения Серафима (Шевчик) построила музей христианской Одессы. Трехэтажное здание с обширной композицией с уникальными архивными материалами, свидетельствами о всех периодах православия в родном городе. Это единственный в Украине музей такого рода.

Одно из главных управленческих качеств митрополита Агафангела - это умение сотрудничать с элитами - властными, производственными, интеллектуальными. За годы независимости много сменилось губернаторов, мэров, начальников всех уровней, но неизменным оставалось их уважительное отношение к митрополиту. Они видят в нем успешного созидателя, патриота города, приходят посоветоваться по многим вопросам его жизнедеятельности. Он удостоен званий "Почетного гражданина" Одессы и Одесской области. Сотрудничество Церкви и элит приносит благодатные плоды. Одесса по качеству жизни уже лидирует в стране, обогнав и Киев, и Донецк, и Харьков. Сегодня она стремится стать культурной столицей Украины, и это, безусловно, ей под силу.

***

О роли митрополита Агафангела в освобождении Православной Церкви от пут тоталитарного прошлого и в сохранении церковного единства написано много статей. Под его руководством весной 1992 года прошло собрание мирян и духовенства в Житомире, где было озвучено требование к смене церковного руководства, дискредитировавшего себя. Митрополит был одним из организаторов знаменитого Харьковского Архиерейского Собора, участников которого Святейший Патриарх Кирилл назвал "архипастырями-исповедниками", "святителями, отстоявшими единство Святой Матери Церкви".

Трагедия Православной Церкви в Украине, как известно, заключалась в том, что с обретением независимости к власти пришли не демократы, а вчерашние гэкачеписты, партноменклатура во главе с Леонидом Кравчуком, который в ЦК КПУ курировал агитацию, пропаганду и атеистическую работу - закрывал храмы (в среднем, по его же отчетам, по полторы сотни в год), преследовал священнослужителей и верующих. Словом, организовывал и направлял предначертанное партией естественно-историческое "отмирание" религии в атеистическом государстве. Поэтому в независимой Украине, в отличие от других постсоветских стран, не были упразднены структуры атеистического ГУЛАГа - Совет по делам религий, надзорные подразделения в КГБ (СБУ), да и законодательство оставалось ленинским: Церкви даже не возвратили статус юридического лица, сохраняя ее советское бесправие.

Сам же экзарх Украины митрополит Филарет (Денисенко) попал под разоблачения демократической прессы. Он был уличен в том, что являлся сотрудником КГБ по кличке "Товарищ Антонов", получившим за чекистские труды орден Трудового Красного Знамени; в аморальном для монаха образе жизни (имел жену и детей); в сращивании с преступной партноменклатурой. По заявлению Владимира Романюка в Киевский отдел УБОП в конце 1980-х через контролируемые Филаретом (Денисенко) церковные счета КГБ переводило за рубеж деньги партии в размере 4 млрд. рублей. В 1991 году уже Кравчук перечислял Филарету деньги запрещенной Компартии, а Филарет в свою очередь создавал его избирательный фонд, перечисляя туда церковные средства. Это был действительно преступный альянс прогнившей партноменклатуры и разложившейся церковной верхушки в Украине.

Шквал общественного негодования накрыл Церковь, кто только ни клеймил ее за сращивание с тоталитаризмом. Даже лидеры национал-демократов во главе с Вячеславом Черноволом выступили с обращением, в котором требовали смещения Филарета, поскольку он стоит "на пути духовного возрождения Украины". Его отставки требовали в самой Церкви: в приходах, монастырях, епархиях его перестали поминать за богослужениями, тысячи обращений шли к Патриарху. Но вместо того, чтобы покаяться, уйти в отставку, не дискредитировать Церковь, Филарет зубами держался за власть, церковные деньги, еще и шантажировал кравчуковскую власть: если допустите, что меня "уйдут", я многое что могу рассказать. Самыми глупыми были его публичные разборки с тещей и детьми, которые папочку и мамочку изобличали во всех подробностях их совместной жизни, что только подливало масла в огонь.

Под флагом борьбы с филаретовщиной униатские власти Галиции начали настоящий погром православных общин: храмы захватывали с ОМОНом, с применением "черемухи", насилием и обращали в унию. Я тогда спрашивал у Филарета, как он может защитить несчастных - ведь идет форменное массовое избиение православных. Он лишь разводил руками: вот опять письмо Леониду Макаровичу написал. Будто и впрямь кто-то Кравчука в Галиции слушал! Впрочем, приходы и сами бежали подальше от филаретовского позора и самодурства и в унию, и в расколы. Помню, встретил галицкого священника, перешедшего в унию, он говорил: вы не представляете, я теперь могу спокойно служить, а то каждый день из-за Филарета только и отбивался от обвинений в связях с КГБ и партией, отвечал за Филаретовых детей и Евгению Петровну, которых и в глаза никогда не видел!

Оздоровить церковное руководство, вернуть Церкви доверие общества, преодолеть внутрицерковные шатания - такая задача стояла перед митрополитом Никодимом, митрополитом Агафангелом и другими архиереями-исповедниками. "Если бы мы промолчали, возопили бы камни", - говорил митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий. Несмотря на шантаж и угрозы президента Кравчука и всей "вертикали власти", они провели Харьковский Архиерейский Собор, ставшим судьбоносным в истории Православной Церкви в Украине. Православные епископы отвергли не только ультимативное требование Кравчука "не трогать Филарета", но и, по сути, похоронили 70-летнюю атеистическую систему репрессий, диктата и произвола власти по отношению к Церкви. Это был первый и главный шаг в построении свободной Церкви в свободной державе, в освобождении ее от пут тоталитаризма. Филарет был снят с должности, за многочисленные церковные преступления расстрижен в монахи; новым Предстоятелем Украинской Православной Церкви, Митрополитом Киевским и всея Украины был избран Блаженнейший Митрополит Владимир.

Перипетии Харьковского Собора подробно описаны в мемуарах митрополита Харьковского Никодима, в воспоминаниях других его участников. Выбор был непростой, дискуссии были основательными: владыки понимали, что противопоставляют себя и Церковь государственной репрессивной машине, которая еще недавно перемалывала судьбы миллионов и не успела заржаветь за годы перестройки. Все участники отмечают четкую и последовательную позицию митрополита Агафангела, его умение убеждать колеблющихся.

Не последнюю роль играла и депутатская неприкосновенность митрополита. Ведь Филарет всячески пытался не допустить проведения Собора, угрожал физической расправой даже митрополиту Никодиму, старейшему иерарху, который рукополагал в епископы самого Филарета: "вас побьют камнями". Если бы он осмелился так шантажировать митрополита Агафангела, на него бы завели уголовное дело: угроза государственному деятелю. Если бы филаретовские боевики, промышлявшие разбоями, попытались физически воздействовать на митрополита или на собрание, в котором он принимал участие, хулиганством бы не отделались. Верховная Рада при всей хронической склочности свято хранила свою главную корпоративную ценность - депутатскую неприкосновенность, была единодушна и безжалостна к ее нарушителям, кто бы они ни были - бандиты, чиновники или сами правоохранители. Народные избранники понимали, что стоит допустить правонарушения в отношении одного парламентария, завтра они коснутся другого или всех. Митрополит Агафангел был своеобразной защитой от государственного и бандитско-филаретовского беспредела. Он лично встречал в Киеве Блаженнейшего Митрополита Владимира, которого власть пыталась снять с поезда и не пустить в столицу, не отходил от него ни на шаг. Это сдерживало провокаторов. Поэтому Филарет с особой ненавистью относился (и относится) к митрополиту Агафангелу, понимая, что тот ему не по зубам.

Беспредел же не заставил себя ждать. Леонид Кравчук демократом стал уже после своего президентства. До этого он был банальным партийным бонзой, давителем, легко попирающим и законы, и Конституцию. Ведь закон "О свободе совести и религиозных организациях", принятый в апреле 1992 года и подписанный самим Кравчуком, гарантировал права отделенной от государства Церкви. И президент не имел никакого права, как в советские времена, навязывать свою волю Церкви. По словам его тогдашних помощников, Кравчук был просто взбешен Харьковским Собором: он всю сознательную жизнь в ЦК давил этих попов, а здесь его, целого президента державы, они ослушались! Он пообещал создать Филарету новую "церковь" и загнать в нее, уже единую и неделимую, всех архиереев, епархии, приходы, которые изрядно "разболтались" за время горбачевской перестройки и всякий страх перед властью потеряли. Начались шельмование Блаженнейшего Митрополита Владимира и УПЦ в СМИ, захваты и погромы храмов, епархиальных управлений боевиками. В Киеве были захвачены резиденция киевских митрополитов на Пушкинской, Владимирский собор, осуществлен штурм Лавры. Одним из первых было разгромлено епархиальное управление в Виннице. Тяжелее всего пришлось Ровенщине и Волыни, родине Кравчука, где боевики Корчинского, Поровского, Червония бесчинствовали дольше всего. Но народ, глотнувший свободу, грудью защищал и свои храмы, и священнослужителей. Пожалуй, никогда верующие не любили так священноначалие, они понимали, что владык шельмуют и преследуют незаконно, за Церковь и веру Христову, и сплачивались вокруг них.

Массовые погромы выдохлись через полтора года, и уже Филарет обвинял Кравчука и силовиков в предательстве: обещали загнать под его воронье крыло и УПЦ, и УАПЦ, а не загнали ни тех, ни других.

Конечно, давление на Православную Церковь, вмешательство в ее внутренние дела продолжались и при Кучме, и при Ющенко, но уже не "по беспределу", "через колено", как при Кравчуке. Церковь выстояла, благодаря стойкости Блаженнейшего Митрополита Владимира, его ближайших соратников, отцов Харьковского Собора, и мужеству архиереев 1990-х. Они были и возродителями Православной Церкви в Украине (ежегодно УПЦ увеличивалась на 400 приходов), и ее защитниками. В этой замечательной плеяде митрополит Агафангел, безусловно, занимает одно из главных мест.

***

Митрополит Агафангел был и остается ближайшим соратником Блаженнейшего Митрополита Владимира, их связывает многолетняя дружба. По наущению анафематствованного М.Денисенко (Филарета) в прессу запускалось много инсинуаций и слухов, призванных посеять подозрения и недоверие между великими архиереями. Я однажды спросил у Блаженнейшего, есть ли у него разногласия с митрополитом Агафангелом и в чем они заключаются? Блаженнейшего Митрополита задела даже сама постановка вопроса: "Какие разногласия? Мы советуемся по всем проблемам!" Блаженнейший иногда выражал недовольство поступком или высказыванием какого-то архиерея, как правило, делал это в иронической или шутливой форме, но за два десятилетия общения с ним я не помню, чтобы он хоть раз как-то неуважительно обмолвился по поводу митрополита Агафангела.

Однажды, при оранжевых, митрополит Агафангел дал какому-то изданию интервью, в котором, как водится, строго прошелся по атицерковной политике оранжевой власти и еще строже - по сервилистам в УПЦ, которые этой власти стали подыгрывать. Мы, естественно, перепечатали эту беседу в своих изданиях, и те же оскорбленные сервилисты, которые всегда считали, что пресс-служба только тем и занимается, что ссорит Блаженнейшего Митрополита и всю Церковь с нашей любимой властью, заявили, что никто не имел права републиковать этот материал в общецерковных изданиях. И так "достали", что я пошел к Предстоятелю выяснять: имели мы право или нет? "Вы обязаны были это сделать", - невозмутимо ответил Блаженнейший Митрополит Владимир.

Митрополит Агафангел, в свою очередь, всегда был надежным плечом Блаженнейшего Владыки. Он хорошо понимал, что Киев не Одесса, что Блаженнейшему Митрополиту Владимиру нелегко находиться под постоянным прессом прораскольничьих центральных и столичных властей, в центре филаретовских и униатских интриг и провокаций, политических битв, куда всегда пытались втянуть Церковь. Нередко он вызывал огонь на себя, озвучивая какую-нибудь церковную позицию, которая особо раздражала власть предержащих. И когда вся униато-раскольничья свора бросалась травить одесского архиерея, Митрополит Киевский получал какую-то временную передышку.

Митрополит Агафангел был оппонентом и Леонида Кравчука (известно выступление владыки в парламенте против кравчуковского произвола), и Леонида Кучмы (пленки майора Мельниченко свидетельствуют о крайнем раздражении Леонида Даниловича митрополитом Агафангелом и архиепископом Ионафаном), и Виктора Ющенко (Виктор Андреевич даже склонял митрополита Агафангела к своим богостроительным прожектам в обмен на высшие государственные награды, но тщетно). Однако он никогда не допускал неуважительных высказываний в их адрес, даже после отставок. Этим митрополит в корне отличается от вечной политической марионетки, того же Филарета Денисенко, который вылизывал Кравчука и Кучму, когда они были президентами, с головы до ног (в благодарность они спасали его от Генпрокуратуры, увешивали орденами, как новогоднюю елку). Когда же при оранжевых они оказались в опале, бил отставных львов - "стару злочинну владу" - всеми четырьмя копытами. Обескураженный Леонид Кравчук даже публично посоветовал Филарету не выпрыгивать из своих штанов и пригрозил поведать миру кое-что из его чекистского прошлого, чтобы люди узнали, что за чудо в перьях скрывается под куколем московских патриархов.

Слух президента Ющенко Филарет услаждал сентенцией о том, что тот "послан Украине Богом", за что получил очередное ведро высших наград. Когда же выяснилось, что Ющенко - отыгранная карта, переметнулся к Тимошенко зажигать на ее выборных подмостках. Теперь, когда политические перспективы Юлии Владимировны потускнели, Филарет поет осанну Виктору Януковичу и Николаю Азарову, хотя еще три года назад клеймил их "тьмой и неволей". Неприкрытое тотальное угодничество и пресмыкательство.

Митрополит Агафангел - один из немногих архиереев, который изредка, но основательно дает оценки политическим, экономическим и социальным деяниям действующей власти. К этому уже привыкли, его слово значимо для общественности. Многие упрекают митрополита Агафангела за его поддержку "регионалов". Но ведь он поддержал их, когда они были в оппозиции, и не предавал, несмотря на травлю и поношение оранжевых. Некоторые считают, что Церковь вообще должна самоустраниться от общественно-политической проблематики, а сосредоточиться лишь на духовной и социальной. В процветающей стране это, пожалуй, было бы само собой разумеющимся. Но в стране деградирующей и вымирающей Церковь должна активно влиять на власть во имя сохранения и возрождения народа.

Сегодня перед Церковью стоит новый вызов, и этот вызов - политический. Евроинтеграция, отказ от части суверенитета проталкиваются властью, но не согласованы с народом. И донецкие, увы, тоже оказались властью от Ивана, но не от Богдана. Что в этом случае должна делать Церковь? Протестовать, поддакивать, молчать? Я почему-то уверен, что митрополит Агафангел ни молчать, ни поддакивать не будет.

***

Я не биограф митрополита Агафангела, поэтому в этих заметках изложил свой субъективный взгляд лишь на некоторые моменты его архипастырской жизни, которые мне представляются важными для понимания личности выдающегося церковного иерарха. Христос учит нас судить о человеке по делам. У нашего архипастыря и великих дел, и великих препятствий на пути их осуществления было множество. Митрополит Агафангел - это событие в истории Православной Церкви, яркое, учительное. Это бесценный опыт и пример стойкости и преодоления трудностей, что так необходимо любому человеку, ставшему на стезю служения Церкви Христовой.

ИСТОЧНИК


Назад к списку